Помоги проекту

 руб.
в помощь проекту

Елизаветинская община сестер милосердия

Санкт-Петербургская Елизаветинская община сестер милосердия Красного Креста была основана в 1896 году. Она носила имя, которое сегодня с благоговением произносит каждая сестра милосердия. Be ликая княгиня Елизавета Федоровна, в честь которой она названа, причислена святых. К высотам святости Елизавета взошла как сестра милосердия, заслужив известность именно своей помощью болящим, немощным, обездоленным.

Великая княгиня Елизавета Федоровна возглавила 1-й Санкт-Петербургский дамский комитет Красного Креста. В конце 1895 она ходатайствовала об учреждении общины сестер милосердия, которая по распоряжению покровительницы Красного Креста императрицы Марии Федоровны получила название Елизаветинской. Чуть позже, в 1998 году, для финансирования нового учреждения был создан Комитет для усиления средств Елизаветинской общины РООК, августейшей покровительницей которого стала Елизавета Федоровна. По публиковавшимся отчетам правления этого Комитета можно составить представление как о деятельности Комитета, так и о деятельности Общины. Источником средств для Общины служили денежные пожертвования за которые выдавались памятные жетоны, а также вещевые пожертвования, средства от благотворительных балов и лотерей. В списках жертвователей можно обнаружить жителей не только Санкт-Петербурга, но и Харбина, Николаевска, Порт-Артура, Владивостока, городов Западной Европы, Египта, Китая, Японии. Это объясняется тем, что Община имела высочайших покровителей. Списки жертвователей публиковались в отчетах Комитета. С 1901 года Комитет получил помещение в Таврическом дворце (комната № 64). На его освящении побывала Елизавета Федоровна.

Деятельность Комитета проходила под непосредственным контролем великой княгини. В состав Комитета на 1901 год входили три почетных члена, среди которых были отец Иоанн Ильич Сергиев (Иоанн Кронштадтский), член Городской думы голова В.А. Ратьков-Рожнов, известный меценат мультимиллионер Л.И. Бродский, а также 12 пожизненных членов и 102 действительных. Председательницей правления Комитета являлась фрейлина императрицы, дочь директора Эрмитажа М.А. Васильчикова. Елизаветинская община кроме того имела свой Совет, до 1902 года возглавлявшийся княгиней М.С. Голицыной, которую называют одной из организаторов Елизаветинской общины. Начальницей Общины была А.А. Дрейлинг. Община руководствовалась собственным уставом и общим уставом РОКК.

Основательница Общины великая княгиня Елизавета Федоровна (1864 – 1918) – в старшая сестра последней российской императрицы, урожденная принцесса Гессен-Дармштадтская – родилась в протестантской семье великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы Виктории. Елизавета приехала в Россию в 1884 году, выйдя замуж за великого князя Сергея Александровича – брата императора Александра III . Вовлеченная в благотворительную деятельность еще на родине, она не оставила ее и в Санкт-Петербурге. Петер бургский период, кроме того, стал для нее периодом глубоких духовных исканий. С переездом в Россию она начала изучать православие и, в конце концов, как свидетельствует одно из ее писем, пришла к выводу, что православная вера «является настоящей и истинной верой, сохранившейся неповрежденной спустя века, и продолжает оставаться такой же чистой, какой она была вначале». В 1891 году накануне Вербного воскресенья состоялся ее переход в православие.

Красота внутреннего мира этой женщины чудесным образом сочеталась с красотой внешней. Лучше всего это выразил в стихотворной форме великий князь Константин Константинович, писавший под псевдонимом К.Р.:

Я на тебя гляжу, любуясь ежечасно:

Ты так невыразимо хороша!

О, верно, под такой наружностью прекрасной

Такая же прекрасная душа!

Какой-то кротости и грусти сокровенной

В твоих очах таится глубина;

Как ангел, ты тиха, чиста и совершенна;

Как женщина, стыдлива и нежна.

Пусть на земле ничто средь зол и скорби многой

Твою не запятнает чистоту.

И всякий, увидав тебя, прославит Бога,

Создавшего такую красоту!

В 1891 году, в связи с назначением великого князя Сергея Александровича московским генерал-губернатором, Елизавета Федоровна переехала в Москву. После смерти мужа, убитого 4 февраля 1905 года И.П. Каляевым, она целиком посвятила себя благотворительности, основав Марфо-Мариинскую обитель милосердия в Москве. В 1909 году она была возведена в сан настоятельницы обители. Когда началась Октябрьская революция, Елизавете Федоровне несколько раз предлагали уехать из России, но она не могла оставить сестер и трагически погибла от рук большевиков в июле 1918 года.

Елизавета Федоровна создала своей жизнью удивительный пример служения, сочетавшего в себе служение Марфы и Марии, – деятельной помощи страждущим и молитвенного предстояния перед Богом. Основанная в Москве Марфо-Мариинская обитель милосердия – эта наиболее тщательно прописанная страница ее благотворительной деятельности. Она не была, однако, первой. Ей предшествовали многочисленные опыты благотворительности и в Санкт-Петербурге, и в Москве. К сожалению, мало что известно о трудах Елизаветы Федоровны, связанных с петербургской Общиной сестер милосердия Красного Креста, однако можно предположить, что управление ею было важным опытом, предшествовавшим созданию московской обители. В Российской национальной библиотеке сохранилось всего несколько отчетов Общины, а посвященные Общине архивные материалы еще ждут своего исследователя.

Елизавета Федоровна управляла Общиной из Москвы. Несмотря на это, все важные мероприятия, происходившие в Общине, не проходили без ее участия. Так, например, 2 февраля 1900 года она приезжала, чтобы присутствовать при освящении здания склада Комитета. Поскольку все ее действия как представительницы царствующей фамилии отмечались особым образом, в память этого посещения на нем была установлена мраморная доска. Ежегодно 5 сентября в день тезоименитства Елизаветы Федоровны в Общине проходил молебен. Елизавета лично принимала доклады Правления, писала распоряжения (рескрипты), присутствовала при освящении всех вновь построенных зданий Общины, в том числе и храма в честь св. великомученика и целителя Пантелеймона. Страницы отчетов испещрены упоминаниями о личном участии великой княгини Елизаветы в делах Комитета. В 1901 году она по крайней мере трижды бывала в Санкт-Петербурге. Не оставляла она Общину и в то время, когда после гибели мужа отошла от светской жизни и занялась устройством Марфо-Мариинской обители в Москве. В отчете доктора Д.А. Парышева за 10-летие работы гинекологического отделения Общины упоминается ее приезд в Санкт-Петербург в 1908 году, в ходе которого, посетив в разгар операционного дня это отделение больницы, работавшее в бараке им. великой княжны Анастасии Николаевны, она распорядилась перенести операционную в более просторное помещение. Елизавета Федоровна бывала в Общине и в период, когда она уже была возведена в сан настоятельницы Марфо-Мариинской обители милосердия. Об этом сообщалось в Вестнике Красного Креста № 1 за 1913 год: «Ее Императорское Высочество в 9 час. утра проследовала в Общину, где была встречена сестрами во главе с настоятельницей Е.Н. Ключаревой Августейшая попечительница Общины прошла в помещение настоятельницы, где к этому времени собрались: помощницы августейшей попечительницы О.Н. Родзянко, М.А. Гурко, члены попечительского совета: М.И. Крыжановская, председатель Государственной Думы М.В. Родзянко и генерал от инфантерии Каменецкий, старший врач Н.С. Безродное и старший хирург Общины П.А. Розов. После этого Великая княгиня посетила церковь и, встреченная при входе настоятелем Общины о. Покровским с крестом и Святой водой, присутствовала на молебствии. Затем ее императорское Высочество проследовала в третий барак Общины, в котором помещаются больные Общества "Белого цветка" (туберкулезные). Здесь Великая княгиня, выслушивая объяснения дежурного доктора, изволила обходить больных, удостаивая некоторых из них милостивых расспросов».

Место для Общины выбрали на Охте, на берегу Невы, на территории бывшей дачи А.А. Безбородко, знаменитой своей оградой из скованных цепями львов (ныне Свердловская наб., 40). Местность эта была известна своими бальнеологическими свойствами – поблизости располагались знаменитые минеральные Полюстровские воды. Источник лечебной железистой воды, названной по имени местности полюстровской, был открыт еще в 1718 году петровским лейб-медиком Арескиным. Однако наибольшую известность он приобрел стараниями графа Александра Григорьевича и его сына Григория Александровича Кушелевых-Безбородко, в середине XIX века превратившими свое имение в модный курорт. Постройки имения пострадали от пожара 1868 года, практически уничтожившего процветавшую около 30 лет здравницу. После смерти графа ГА. Кушелева-Безбородко имение перешло его сестре Л.А. Мусиной-Пушкиной, которая позднее пожертвовала средства на возведение больничного корпуса его памяти. Общине часть когда-то весьма обширного имения досталась в 1896 году от ее тогдашнего владельца купца Брусницына.

Само главное здание Общины было весьма примечательным. Загородная усадьба Безбородко – архитектурный памятник конца XVIII столетия. Центральный трехэтажный дом усадьбы с двумя круглыми башнями по углам, увенчанными башенками-бельведерами, соединен дугообразными в плане галерея­ми с двумя симметричными флигелями. Центральный корпус построен в 1773 – 1777 годах по проекту В.И. Баженова. Боковые флигеля и галереи, связавшие их с главным корпусом, сооружены Дж. Кваренги в 1783 – 1784 годах. Во второй половине XIX века открытые колоннады галереи были приспособлены под жилые помещения, и над ними возвели второй этаж, в настоящее время разобранный.

Амбулатория и аптека, с которой началась деятельность Общины, разместились в здании бывшей дачи А.А. Безбородко. Их освящение состоялось 9 декабря 1896 года. Там же располагались и квартиры для служащих. Амбулаторию Общины назвали в память основательницы 1-го Санкт-Петербургского дамского комитета графини Е.Ф. Тизенгаузен.

В 1896 году в собственность Красного Креста перешло не только здание, но и часть парка площадью свыше 9 гектаров , где развернулось строительство необходимых для Общины зданий. Основное строительство велось на средства, или, как сказано в отчете, — «усердием» 3-го Санкт-Петербургского дамского комитета Красного Креста. Однако фактически в деятельности Общины принимали участие все слои населения – «от царственной Матери Державного Вождя русского народа и кончая скромными тружениками глухого провинциального захолустья».

Первые три года средства поступали в таком объеме, что Комитет имел возможность вести интенсивное строительство. Были выстроены здания Мариинской барачной больницы, названной в честь ее императорского высочества великой княгини Марии Павловны, возглавлявшей 3-й Дамский комитет. По проекту архитектора П.Ю. Сюзора сразу за главным зданием возвели хирургический барак на 25 – 30 кроватей. Барак начал работать 5 января 1899 года. Второй барак – мужской терапевтический — был построен в это же время параллельно зданию первого барака. Чуть позже так же был возведен третий – женский терапевтический – барак с детским и гинекологическим отделениями (16 кроватей женских, 18 детских и с 1903 года – 4 гинекологических). Он открылся 3 октября 1900 года. Постройки были украшены крестами на фасадах.

Общежитие сестер, построенное по проекту архитектора А.В. Кащенко, имело четыре этажа. Законченное в 1901 году, оно располагалось поблизости от главного здания. По проекту того же зодчего построили каменный четвертый барак Елизаветинской общины. Названный в честь великой княжны Анастасии Николаевны, он был освящен в конце 1903 года. Предназначался этот женский барак для платных гинекологических больных. На деньги, пожертвованные графиней Л.А. Мусиной-Пушкиной, в 1904 году открыли еще один – пятый – платный мужской барак: больницу в память графа ГА. Кушелева-Безбородко (архитектор А. В. Кащенко). С ноября 1904 года его заняли раненые и больные офицеры, эвакуированные с Дальнего Востока.

В 1903 году были закончены строительством часовня, прозекторская и покойницкая. Тогда же возвели двухэтажный дом для служащих Общины. В мае 1902 года при Общине открылся пункт первой помощи. В 1904 году близ Новороссийска начала работать Елизаветинская санатория.

В парке за главным зданием Общины по проекту архитектора А. В. Кащенко была выстроена церковь св. Пантелеймона. Освящение храма состоялось 14 июня 1901 года в присутствии Елизаветы Федоровны, которая придавала его возведению особое значение. В 1900 году она писала председательнице правления Комитета фрейлине М.А. Васильчиковой: «Дальнейшее существование Общины без храма Божия немыслимо: он необходим сестрам для укрепления их в их подвиге служения страждущим, и только тогда я сочту создание Общины готовым, когда раздастся благовест с колокольни храма».

Великая княгиня высказала мысль о духовной основе, которой должно питаться жертвенное служение сестер. Чуть позже, обдумывая принципы деятельности сестер Марфо-Мариинской обители, Елизавета Федоровна предприняла усилия к восстановлению древнего чина диаконис. Общины Красного Креста представлялись ей слишком светскими организациями. В своей Пояснительной записке о задачах и целях Марфо-Мариинской обители она писала: «Если же современные нам общины сестер милосердия имеют еще пока вид церковной организации, поскольку сестры общин носят особое одеяние и на своем одеянии особые кресты, но в существе этих общин не лежит во всей силе принцип христианского устроения личной жизни каждой сестры. Если же... принять во внимание, что организация Красного Креста есть организация Всемирная, то понятно, что благотворительность через общины сестер милосердия нисколько не обязывается быть выражением духа Православной церкви. В связи с этим понятно, что в этих организациях вся сила полагается в практических занятиях по уходу за больными и прочих видах благотворения, мало сознавая истину учения Христа Спасителя о недугах греховных, как причинах недугов телесных и всякого страдания и зла».

Елизаветинская община сестер милосердия, располагавшаяся в рабочем предместье, являлась ближайшим медицинским учреждением для его 50-тысячного населения. Главным образом здесь осуществлялся амбулаторный прием. Так, количество посещений хирургического отделения амбуланса Общины в 1900 г . достигло 11 тыс. Хирургическое отделение больницы наполнялось больными без выбора – то есть, как говорилось в отчете Общины: "несть Эллин и Иудей". Кроме амбулаторного приема сестры осуществляли уход за больными в Мариинской барачной лечебнице, главным врачом которой являлся С.С. Боткин.

В одном из отчетов Общины приводится описание облика типичного пациента Общины: «Все эти местности заселены бедным, рабочим и ремесленным людом, и вот из этой-то толпы, главным образом, и образовывался кадр стационарных больных хирургического отделения. Застигнутый и пораженный болезнью человек поддается ей не сразу. Первые дни болезни он еще перемогается, лечится как-нибудь и кое-чем домашними средствами, иногда курьезными до смешного, но, наконец, болезнь сламывает силы больного и он является в амбулаторию Общины, и отсюда, если потребовал случай, больной направляется в отделение. И он поступил туда в своем рабочем платье, покрытый пылью, грязью и коростою своей трудовой жизни. Образ и подобие Божие трудно было иной раз узнать и разобрать под этим наносным внешним слоем. Но когда несколько очистительных ванн смывали этот внешний слой, когда гребенка уравнивала и приводила в порядок головы и бороды, которых волосы напоминали какие-то перья, то оказывалось, что рабочий, серенький человек, иногда может гордиться своим телосложением. Через несколько дней пребывания в больнице как будто исчезал его грубый голос, какой приходилось слышать при первой встрече; исчезала размашистость и грубость жеста, исчезал неприветливый, несвязный говор, и перед наблюдателем являлся мягкий, словоохотливый человек с детской чистой и ясной душою. Болея иной раз тяжелейшею болезнью, оторванный от семьи, поставленный в условия больничной жизни, больной без стонов и жалоб переносил свою болезнь; болел тихо и молча. Он исполнял малейшее требование со стороны врача, сестры, всего служебного персонала Общины».

Сестры оказывали на больных самое благотворное влияние. Автор отчета Общины за 1900 год описал происходившие в пациентах перемены: «Постоянно встречая и наблюдая эти факты добродушия среди больных, не замечая ни разу ни капризов, ни строптивости, встречая какую-то странную дисциплину, заставляющую их исполнять ничтожнейшее распоряжение, невольно задаешь себе вопрос: "Да каким же чудом делалась эта метаморфоза в рабочем, в ломовом извозчике, во всех этих людях, в обыкновенное время подчас таких буйных, грубых, невоздержанных?". Вот ближайшее объяснение: я напомню читателям, что в больничном отделении Общины весь строй жизни, весь уклад ее находился в сущности в руках сестер, в руках добрых молодых девушек. Сестры постоянно были около больного, они всегда среди больных. Обходительные, заботливые и всегда готовые помочь больному человеку они окутывают его какой-то мягкой атмосферой ласки, доброй души, женской души и... исчезает в простом человеке его bete humaine !. Как это нужно и как хорошо в деле врачевания, стоит ли об этом говорить».

Практические занятия сестер занимали большую часть времени, но велись и теоретические занятия. Сестрам преподавали анатомию, физиологию, частную патологию и терапию, а также учение о повязках и малую хирургию. При постоянной практической работе этого было «достаточно, чтобы в 2 – 3 года выработать сестру даже из малограмотной девушки». Сестры «были не только дежурными по отделению, но и каждый раз, как врачу приходилось оперировать, сестры, и очень часто они одни, присутствовали и помогали при операциях».

Вот как был устроен обычный рабочий день сестры Елизаветинской общины. Он начинался в 8 часов утра и продолжался до 8 часов вечера. Единственный час, отпущенный для отдыха, – с 4 до 5 часов дня: «В 4 часа сестры пьют чай, до 5 часов отдыхают, а после 5 до 7 слушают теоретические курсы по медицине, производят спевки и т. д.». Амбулаторный прием продолжался с 13 до 16 часов пополудни. К 1904 году в связи с большим наплывом посетителей прием продолжался до 17, 18 и даже 19 часов, лишая сестер даже небольшого отдыха. Приходили жители окрестных деревень, в том числе финны. В летнее время деятельность Общины сокращалась – производился ремонт помещений. В течение года сестры иногда посылались в частные дома на дежурство или для перевязок, массажа, физиотерапии (электризации – как тогда говорили), трудились во время эпидемий.

Впервые сестры Общины откликнулись на призыв Главного управления Красного Креста в июле 1900 года: 6 сестер отправились на Дальний Восток, где Россия принимала участие в подавлении боксерского восстания в Китае (1900—1901). В русско-японской войне принимал участие отряд Общины из 6 врачей, 40 сестер милосердия и 35 санитаров, снабженных всем необходимым, в расчете на обслуживание 200 кроватей. Для эвакуированных с полей сражения раненых и больных воинов Общиной было отведено несколько бараков. Особое внимание при этом обращалось на создание комфортных бытовых условий пациентов.

К сожалению, не удалось обнаружить сведений об участии сестер Елизаветинской общины в оказании помощи раненым воинам во время Первой мировой войны, хотя сам факт этот не вызывает сомнений. До 1913 года доведен лишь отчет гинекологического отделения, которое отметило тогда свое 10-летие. Интересно, что Елизаветинская обшина стала одной из немногих общин Красного Креста, в которых имелось такое отделение – прочие общины преимущественно ориентировались на помощь раненым. Мысль о том, что «сестры милосердия должны быть готовы не только к уходу за бальными и ранеными на войне, но уметь также оказать медицинскую помощь и в мирное время, в больницах, на частных дежурствах, постоянных командировках в санитарные эпидемические отряды, где больными могут быть не только мужчины, но дети и женщины» не сразу пробила себе дорогу. Возможно, здесь сказалось какое-то влияние Елизаветы Федоровны, которая милосердное служение всегда понимала очень широко. Точная дата закрытия Елизаветинской общины неизвестна. Храм перестал действовать 6 июня 1923 года. В это время он уже числился приходским. После Октябрьской революции в зданиях Общины работала туберкулезная больница им. К. Либкнехта. С 1928 года и по настоящее время бывшее главное здание Общины занимает противотуберкулезный диспансер (его современное название – Санкт-Петербургское государственное учреждение здравоохранения Противотуберкулезный диспансер № 5 Калининского района). Прочие здания, когда-то принадлежавшие Общине, а позднее больнице им. К. Либкнехта, сданы в аренду разным организациям, не имеющим отношения к медицине. Церковь лишена колокольни и куполов и разгорожена на два этажа – когда-то здесь располагались палаты детского инфекционного отделения. Главки лишилась также и часовня.

Опубликовано в книге: "Сестры милосердия Росии", СПб., 2005. С.131 -141.

Автор текста Н.В. Слепкова (Санкт-Петербургского сестричества святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы Федоровны в пос. Лахта).

 

Литература

 

Антонов В. В., Кобак А. В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия. Т. 2. СПб., С. 248.

Вдали от мирской суеты. Нижний Новгород, 1996.

Вяткин В. В. Христовой церкви цвет благоуханный. Жизнеописание Великой Княгини Елизаветы Федоровны. М., 2001

Маерова В. Елизавета Федоровна. Биография. М., 2001.

Материалы к житию преподобномученицы Великой княгини Елизаветы. Письма, дневники, воспоминания, документы. М., 1996.

Миллер Л. П. Российская Великая княгиня Елизавета Федоровна. М., 1994.

Отчет правления состоящего под Августейшим покровительством ее императорского Высочества Великой княгини Елизаветы Федоровны комитета для усиления средств Елизаветинской общины сестер милосердия российского общества Красного Креста. СПб, 1901в – 1905.

Памятники Архитектуры Ленинграда. Л., 1972. С. 240 – 241.

Парышев Д. А. Очерк десятилетней деятельности гинекологического отделения Елисаветинской общины (1903 –1913). СПб, 1913.

Посещение Ее Императорским Высочеством Великой Княгиней Елизаветою Федоровною Санкт-Петербургской Елизаветинской общины Красного Креста. // Вестник Красного Креста . 1913. № 1. С. 216-217.

Солоницын А. А. Земной Ангел. СПб., 2001.